Интеллектуальное и творческое развитие детей

«Карта предметов» А. Бине

На главную Психодиагностика психолога в школе Диагностика эмоциональной и личностной сферы «Карта предметов» А. Бине

«Карта предметов» А. Бине
Психодиагностика психолога в школе — Диагностика эмоциональной и личностной сферы
Разносторонность этой методики, разработанной в 1895 г. А. Бине, прежде всего, выражается в ее целях: определение способности не только быть внимательным и наблюдательным, но и припомнить содержание наблюдений, придав им отчетливую лингвистическую форму. Очевидно, что отдавать отчет о своих впечатлениях, особенно, если они были составлены о множестве разнообразных по характеру событиях, является более сложным процессом, нежели процессы внимания, восприятия, взятые сами по себе. Эта сложность, задаваемая методикой, отражает «естественный контекст» познавательной деятельности субъекта и, в сущности, является родственной ему.

«Карта предметов» — это прямоугольная полоска желто-оранжевого картона в 33,5×40,5 см, к которой прикреплены фотография, ярлык, пуговка, монета, почтовая марка и сюжетная картинка. Все предметы прикрепляются к карте в свободном порядке. Способ прикрепления экспериментатор определяет по своему усмотрению. Так, пуговица может быть прикреплена или пришита; монета помещена в специальный кармашек таким образом, чтобы ее можно было разглядывать с разных сторон, или же может быть прикреплена скотчем; картинка и фотография могут быть заключены в специальные уголки или же накрепко приклеены к картону; марка может наклеиваться на картон или же оставаться на обрывке конверта, который крепится к картону в соответствующем месте.

Каждый предмет подробно описывается экспериментатором, как, например, это было сделано в одном из наших опытов.

Сюжетная картинка размещена в правом верхнем углу картона, размер 12,5×15,5 см. Иллюстрация из детской книжки с изображением цирка. На арене цирка идет представление: девочка показывает умение собаки считать, у девочки в руках табличка с изображением цифры 2; белый слон сидит на голубой тумбе и перекатывает розовые шарики по хоботу, у него зеленая шляпа и зеленый бант на хвосте; лев прыгает через черный горящий обруч; лошадь бегает по кругу арены, у нее на спине танцует мышка, у лошади синее седло и синий бант на хвосте; обезьянка в синих штанах забирается вверх по лесенке. Перед ареной видны черные силуэты зрителей. Это дети, их пять. Арена покрыта опилками песочного цвета. Картинка выполнена в стиле детского рисунка. Прикреплена клеем по углам не очень плотно. По периметру картинка немного отходит от картона.

Фотография (черно-белая) размещена в нижнем правом углу картона. Размер 10×13,5 см. Изображен натюрморт: хрустальная ваза с вербой, три веточки из них примерно одинакового размера, третья – чуть выше; ваза стоит на столе, стол чуть виден. Фотография матовая, без окантовки. Свет на вазу падает слева. Второй план нечеткий. Фотография приклеена по углам не очень плотно. В правом нижнем углу фотография помята.

Пуговица помещена в верхнем левом углу картона. Круглая, большая, темно-коричневая, внутри — четыре дырочки. Пришита светло-коричневыми нитками очень плотно. Внутри вокруг дырочек – ободок: блестящие крапинки на темно-коричневом фоне. Пуговица немного потертая, старая, в углублении можно заметить въевшуюся пыль. Диаметр – 5 см.

Марка. Размер 2,5×4 см, с зубчатыми краями. Размещена в нижнем левом углу. Советская, 1986 г., стоимостью 5 копеек. Погашена штампом «Почта СССР» в левом верхнем углу. Зубчики с правой стороны повреждены. Вверху надпись «Слава Великому Октябрю». Изображен Кремль, в центре — памятник Ленину, у подножия памятника -люди с флагами и цветами. Фон — желтый, изображение — красно-коричневое.

Монета помещена в пакет из прозрачной пленки, которая свободно прикреплена в центре картона. Польская, достоинством 2 злотых, сердцевина выполнена из серого металла, край — из желтого, насечек не имеет. Цифра «2» выбита дважды: более четко видна выпуклая двойка, она в середине, менее ясно видна двойка большего размера, выполнена как тень меньшей, она вдавленная, смещена влево, на желтой части имеется рельеф из листьев дуба, по одному листу с каждого края. Монета немного потертая. Год выпуска — 1994 — выбит на обратной стороне монеты. В середине также изображен орел с короной на голове — герб Польши, по диаметру монеты написано «Rzeczpospolita Polska».

Ярлык прикреплен посредине нижней части картона; прямоугольный, размер – 12×6 см. Изготовлен из черного картона, на котором выбиты матовые черные полоски, сходящиеся к центру. Слева вертикально идет надпись белыми печатными буквами: TONGDA. В нижней части справа изображен венок из золотых колосьев, в центре — два близко (0,5 мм) сходящиеся красных полукруга, под венком — надпись маленькими белыми буквами tongda. В верхней части по центру — отверстие 0,4 см в диаметре, в него продета черная шелковая нитка, ею ярлык пришит к картону.

Можно заметить, что среди указанных признаков имеются как существенные, т.е. такие, которые отвечают основному назначению предмета и характеризуют предмет, как относящийся к определенной категории, и несущественные признаки, которые хотя и отражают индивидуальность предмета, но не определяют его категориальную принадлежность. Так, для монеты существенными признаками будут достоинство, страна выпуска, находится в обращении или нет. Несущественными—рисунок, отдельные повреждения, старая она или новая. Для фотографии — ее размер, способ изготовления (со вспышкой или нет, на черно-белой пленке или на цветной, тогда несущественными — изображение. Граница между существенными и несущественными признаками для испытуемых не является абсолютно неизменной. Так, для филателиста повреждения на марке будут не менее существенными, чем год выпуска, а для увлекающегося шитьем человека рисунок на пуговице имеет не менее важное значение, чем особенности ее крепления к одежде или размер и форма. Здесь проявляется избирательность испытуемых.

Испытуемым предлагается следующая инструкция: «Я покажу вам сейчас большую карту, на которой прикреплено несколько предметов, и предоставлю вам всего полминуты времени для их рассмотрения. Это очень короткое время, и поэтому вам придется присматриваться очень внимательно, т.к. затем я спрошу вас о том, что вы видели, предложу вам вопросы относительно многих мелких подробностей. Мне хотелось бы, чтобы вы ответили на эти вопросы как можно точнее. Поняли ли вы меня?»

Следует поставить карту как раз перед испытуемым так, чтобы она была хорошо освещена. Через 30 секунд нужно удалить ее, чтобы скрыть от глаз испытуемого. Обратитесь к нему со следующими словами: «Теперь расскажите мне обо всем, что вы видели; опишите мне так ясно, чтобы, если я никогда раньше не видел карты, я узнал о ней все существенное и все подробности». Испытуемый рассказывает устно, а исследователь записывает слово в слово, без комментариев и вопросов. Далее следует перечитать отчет испытуемого еще раз вслух и спросить его, не хочет ли он что-то добавить к сказанному. Внести эти добавления и лишь затем переходить к ряду вопросов. Необходимо задавать следующие вопросы, придерживаясь установленного порядка. Записывайте ответы испытуемого под соответствующим номером слово в слово. Заранее определяются вопросы, которые будут заданы испытуемым относительно предметов. Примерный перечень вопросов будет следующим.

  1. Заметили ли Вы монету? Какого достоинства была эта монета? Была ли видна ее передняя или оборотная сторона? Сохранилась в хорошем виде или испорчена? В каком государстве выпущена эта монета? Какой год выпуска? и проч.
  2. Заметили ли Вы пуговицу? Какого она цвета? Какой формы? Сплошь ли она одного цвета? Из какого материала? Сколько в ней дырочек? Как она была прикреплена к картону? и проч.
  3. Заметили ли Вы картинку? Какого она цвета? Какой она формы? Что на ней изображено? (Далее вопросы следуют в зависимости от сюжета конкретной картинки по принципу: Кто? Где? Что делают? Каким образом? Почему?)
  4. Заметили ли Вы фотографию? Какого размера? На какой бумаге напечатана? использовалась ли при фотографировании вспышка? и проч.
  5. Заметили ли Вы марку? Какого она была достоинства? Погашена ли эта марка? Какой страны эта марка? Что изображено на марке? В каком году она выпущена? Хорошо ли она сохранилась?
  6. Заметили Вы ярлык? Из какого материала он изготовлен? Какого он цвета? Заметили ли Вы надпись на ярлыке? Есть ли на ярлыке какой-то рисунок? Есть ли на нем надпись?

Указанные вопросы, начиная с 1-го и остальные, задаются в том случае, если испытуемый не упомянул в своем отчете о данном предмете и его существенных характеристиках. Вопросы также могут быть направлены на раскрытие иных признаков предмета, особенно если они были упомянуты в первоначальном отчете испытуемого. Например: Были ли какие-то повреждения на монете?; Какими нитками пришита пуговица к картону?; Что за люди изображены на картинке?; Заметили ли вы еще кого-то, помимо людей? и т.д.

Необходимость вопросов продиктована тем, что в своих отчетах испытуемые часто не упоминают того, что ими в действительности было воспринято. Это отмечают как сам А. Бине, так и другие исследователи, работавшие с его «Картой предметов». В. Штерном приводятся данные о том, что с учетом ответов на вопросы общий объем отчета о предметах увеличивается примерно на 27%, а поданным работавшей с А. Бине М. Борет, объем может возрастать на 50%, по сравнению с первоначально упомянутыми данными [цит. по 4, с. 345—347]. От внимания исследователей не укрылось то, что вопросы, способствуя увеличению полноты отчета, могут отрицательно влиять на его точность. Это касается и «разделительных вопросов» (Какого цвета была пуговица: черного или коричневого?), и вопросов «выжидательных» (Разве на пуговице не было ободка?), и особенно «намекающих вопросов», заключающих в себе предложение или намек на наличие признака, в действительности отсутствующего у предмета (Заметили вы на пуговице рисунок?). А. Бине приводит данные о том, что уже после вопросов на уточнение разделительного типа число элементов искажений и ошибок в отчетах возрастало на 26%, число же ошибок при вопросах с умеренной степенью внушения («выжидательные» вопросы) увеличивалось до 38% и до 61 % при вопросах, заключающих сильное внушение («намекающие» вопросы).

Изучение содержания воспринятого и удержанного в памяти стимульного материала методики «Карта предметов» требует строго контролируемой процедуры предоставления испытуемыми отчета, особенно если он проводится в вопросительной форме.

При обработке материалов методики «Карта предметов», прежде всего, фиксируется полнота отчета о карте, раскрывающая, все ли предметы были названы. Так, А. Бине установил, что из 23 обследуемых им детей в возрасте 9-12 лет только 4 упомянули все 6 предметов, 10 упомянули 5 предметов, 8 — 4 предмета и один — только 3 предмета. В отношении упущений отдельных предметов А. Бине констатировал, что марка была забыта 10 раз, ярлык — 9 раз, пуговка — 4 раза, монета — 3 раза, портрет (меньшая из картин) — 2 раза и большая из картин — ни разу. В опытах со старшими детьми разница в числе упомянутых предметов уже не была существенна, более заметные различия выделились в содержании упомянутых признаков предметов. В нашем опыте применения «Карты предметов» на выборке детей 7—10 лет (15 детей) и 13—14 лет (10 детей) получены аналогичные данные. Что касается последовательности запоминания предметов, то здесь в целом сохранялась та же тенденция: испытуемыми практически всегда упоминались сюжетная картинка и монета, чаще всего включались в первоначальный отчет ярлык и пуговица. Фотография (у нас она использовалась вместо одной из картин А. Бине) забывалась 40% испытуемых возрастной группы от 7 до 10 лет и 25% детей — 13—14 лет.

Полнота описания может быть рассмотрена с точки зрения самого состава признаков, выявленных в каждом из предметов. Здесь перспективным будет изучение индивидуальных особенностей испытуемых в познавательной сфере.

Индивидуально-психологической характеристикой субъекта является предметная избирательность как активное выделение и включение в обработку признаков и связей соответствующего предметного характера. Отдельные испытуемые могут проявлять особую предрасположенность к когнитивным признакам стимульного материала — их форме, размеру, месту размещения на карте, отношениям между параметрами этих измерений7. Привилегированными признаками в восприятии и дальнейшем запоминании для других испытуемых могут выступать и способы крепления предметов к картону: «пришит», «заключен в уголки», «приклеен непрочно», «прикреплен скотчем», «помещен в самодельный кармашек». Эти технические детали в отношении отдельных предметов указываются многими (особенно взрослыми) испытуемыми, но когда они упоминаются по поводу большей части предметов «Карты предметов», это вряд ли может быть оценена как временно-ситуативная психическая черта умственного склада испытуемого.

Более полный отчет испытуемых о размещенных на карте предметов укажет исследователю на особую роль структур долговременной памяти — мнемосхем. Они складываются в процессе развития познавательного опыта субъекта, всегда ориентированы на решение определенного типа познавательной задачи и находятся в постоянной готовности к их включению в процесс запечатления и обработки материала. В ситуации выбора в сложном информационном контексте эти мнемосхемы активизируются в первую очередь, создавая «угол зрения», в соответствии с которым, признаки и детали материала приобретают особую значимость для субъекта.

Сравним фрагменты отчетов о фотографии (это один из предметов «Карты предметов» А. Бине, его описание дано выше) двух испытуемых 13-летних школьников.

Испытуемый А. не упоминает фотографию в своем первоначальном отчете, но на вопрос, заметил ли он фотографию, отвечает утвердительно.

Далее идут ответы на вопросы экспериментатора (Э.).

Э:. На какой бумаге напечатана фотография?

А.: Обыкновенной. Фотобумаге.

Э.: Какого размера фотография?

А.: Большая. Обычная. Вот такая (показывает). Ну, может быть, 9×12 см.

Э.: Что изображено на фотографии?

А.: Не помню. Наверное, какая-то ваза. Вроде бы белая.

Э:. С какой стороны на вазу падает свет?

А:. Не помню. Прямо, наверное.

Э:. Что можешь сказать о качестве фотографии?

А.: Ничего особенного. Фотография как фотография.

Испытуемый Б. упоминает, что «там была еще фотография. Черно-белая, 9×13 см, на ней — цветы в вазе. Ваза хрустальная».

Приведем ответы испытуемого на вопросы относительно фотографии.

Э.: На какой бумаге напечатана фотография?

Б.: На матовой.

Э:. Что еще есть на фотографии, кроме хрустальной вазы и цветов?

Б:. Больше ничего не видно. Ваза в фокусе, задний фон затемнен.

Э:. Откуда падает свет?

Б.: Слева.

Э.: Что скажешь о качестве фотографии?

Б:. Фотографировали без вспышки. И напечатано нечетко. Но вообще-то качество среднее. И фотография немножко помятая.

Э.: В каком месте фотография помята?

Б.: Не помню. Но, кажется низ (нижняя часть фотографии — Е.Г.).

Э.: А что за цветы стояли в вазе?

Б.: Не помню. Какие-то маленькие.

Отчет испытуемого Б. относительно фотографии более развернутый, по сравнению с отчетом испытуемого А.: не только выделены все существенные признаки фотографии (размер, качество печати, способ изготовления), но и замечены тонкие детали, на которые обратит внимание только человек, знающий, что такое фотографирование. Обращено внимание на такую, казалось бы, незначительную деталь, как помятость фотографии. Используются специфические лексические единицы «в фокусе», «вспышка», «матовая бумага».

Отчеты по другим предметам у испытуемых существенно не отличались, кроме, пожалуй, того, что испытуемый Б. в своем первоначальном отчете сразу же упомянул, что «картина из детской книжки и ярко раскрашена».

Важной составляющей анализа данных методики является точность, раскрываемая через отношение существенных и несущественных признаков предметов.

Отнесение воспринимаемого предмета к определенной категории задает направление анализа его признаков. Так, категоризация некоего предмета как «пуговица», актуализирует соответствующие связи и отношения («вещь-материал», «изделие-деятель», «целое-часть», «вещь—свойство», «род-вид»). Влияние указанных связей заключается не столько в том, что они усиливают мнемическую функцию, а в том, что они ее изначально определяют. Категориальность восприятия, очерчивающая круг учитываемых субъектом признаков и свойств соответствующего предмета, в первую очередь обусловлена возрастной логикой умственного развития. На это в свое время указывал В. Штерн. Анализируя развитие способности у ребенка давать отчет о своих впечатлениях, исследователь полагал, что она характеризуется четырьмя стадиями:

  1. маленький ребенок перечисляет лишь отдельные предметы;
  2. в возрасте около 8 лет более тщательно описываются отдельные, наиболее заметные признаки;
  3. в период 9-10 лет впервые обращается внимание на соотношение пространства, времени, указываются количественные отношения;
  4. еще позднее появляется способность качественного анализа главных черт наблюдаемых предметов.

На научную перспективность поиска связи умственного развития с частными психическими процессами указывал еще А. Бине. Современные исследования развития перцептивных и мнемических функций подтверждают их обусловленность динамикой их становления и совершенствования форм понятийного мышления.

Соотнесение результатов «Карты предметов» и данных, полученных в тестировании умственного развития, может внести определенный вклад в выявление закономерностей полноты и точности воспринятого и сохраненного в памяти.

Разносторонность (поливалентность) исследовательских целей и разнообразие эмпирических данных о дифференциально-психологических особенностях детей и взрослых выводит «Карту предметов» А. Бине в круг методик, чрезвычайно востребованных современной психологической практикой. Вместе с тем малоформализованный характер данной методики, отсутствие четких критериев, согласно которым можно сравнить испытуемых как в пределах одной, так и различных групп, пока не позволяет ее использовать в качестве диагностического инструмента.

Для того чтобы «Карта предметов» приобрела статус диагностической методики, необходимо придать ей формализованный характер. Прежде всего следует осуществить объективизацию процедур испытания: строго определить содержание и характер стимульного материала и способы его предъявления; установить единый перечень вопросов с той последовательностью, с которой они задаются испытуемому; обосновать форму отчета и характер его элементов, подлежащих фиксации и группировке. Потребуется специальная работа по стандартизации методики. Для этого должны быть установлены критерии полноты и точности, с их помощью будет обеспечено единообразие проведения обработки и представления результатов испытания: они укажут на ту или иную степень выраженности соответствующей характеристики когнитивной сферы испытуемого.

Специалисты в области психологической диагностики выработку требуемых критериев оценки предлагают проводить на так называемой нормировочной группе. Для этого рекомендуется подобрать группу испытуемых одного возраста и воспитывающихся в сходных условиях (количество человек в группе должно быть не менее 50), продиагностировать их с помощью методики и распределить в порядке убывания индивидуальных показателей (полноты и точности). Затем выделяются подгруппы: с самыми высокими показателями (20%) и с самыми низкими показателями (20%). У остальных 60% детей, расположенной в середине всей группы, фиксируются самый низкий и самый высокий результаты по измеренным параметрам. Это будут границы, наиболее типичные для данной категории испытуемых, т.е. нормальные показатели. Если конкретные показатели превышают верхнюю границу, то следует признать, что выраженность полноты (точности) воспринятого и удержанного в памяти материала у данного испытуемого будет лучше, чем у большинства людей его образовательной, возрастной или профессиональной группы.

В проведении подобной работы следует предусматривать возможность не только учета индивидуальных различий в уровнях продуктивности памяти познавательных функций, но также учета различий в предметной избирательности — выделении и обработке конкретного вида материала, а также в стилевых характеристиках, проявляющихся в оформлении запечатленного стимульного материала. Все индивидуальные случаи вносятся в специальную таблицу, подсчитывается их частота и в соответствии с вышеобозначенной интервальной шкалой (20%, 60%, 20%) устанавливаются типичные варианты. Безусловно, подобная работа потребует и труда, и времени, но без нее не обойтись, если от изучения особенностей функционирования познавательных процессов и функций психолог намерен перейти к их диагностике.

Возникает вопрос, а действительно ли так не заменима «Карта предметов» А. Бине, ведь существует множество других методик, в том числе уже стандартизированных, которые обращены к изучению индивидуальных особенностей в когнитивной сфере? Отметим, что за внешним изобилием методик все еще обнаруживается недостаток психологических инструментов, которые могли бы придать изучению познавательных процессов более «реалистический» характер в нескольких смыслах этого слова: во-первых, способствовать пониманию познавательной деятельности в том виде, какой она является в контексте естественной целенаправленной активности человека, а во-вторых, стремиться должным образом учитывать сложный состав когнитивных умений и тех различий между людьми, которые всегда имеют место в процессе их приобретения и осуществления. История создания и исследовательские возможности «Карты предметов» А. Бине позволяют ее рассматривать в качестве такого психологического инструмента.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>