Интеллектуальное и творческое развитие детей

О психологических и медицинских аспектах негативного влияния компьютерной зависимости на несовершеннолетних

На главную Профилактическая работа психолога в школе Компьютерная зависимость О психологических и медицинских аспектах негативного влияния компьютерной зависимости на несовершеннолетних

О психологических и медицинских аспектах негативного влияния компьютерной зависимости на несовершеннолетних
Профилактическая работа психолога в школе — Компьютерная зависимость
Индекс материала
О психологических и медицинских аспектах негативного влияния компьютерной зависимости на несовершеннолетних
Диагностические технологии
Технология работы с семьей «Семья и школа вместе» (FAST)
Технологии лечения и реабилитации
Приложения
Все страницы

Страница 1 из 5А.Л. Катков

О психологических и медицинских аспектах негативного влияния компьютерной зависимости на несовершеннолетних

Методические рекомендации

1    Определение и основные характеристики

 

Проблема интернет-зависимости (синоним – компьютерная зависимость, интернет-аддикция, виртуальная зависимость) исключительно сложна, многоаспектна и ещё недостаточно изучена, как и проблема технологических зависимостей в целом.

Между тем, концептуальные и методологические прорывы здесь особенно необходимы, поскольку именно новые коммуникативные технологии обладают колоссальным потенциалом как развития и самореализации, так и мощным деструктивным потенциалом в отношении формирования новых типов зависимостей, а также – сверхбыстрого распространения уже известных социальных эпидемий (Елшанский С.П., 2005; Райхман П.П., 2007).

Определение интернет-зависимости требует чёткого различения её непатологических и патологических форм, так как персональный компьютер стал в настоящее время и учебным, и рабочим электронным средством, прочно вошедшим в семейный быт. Взрослый человек и тем более подросток или ребенок не могут быть исключены из этого средового информационного поля даже при формировании зависимых отклонений.

В связи с этим необходимо учитывать, что аддикция (зависимость) начинается там, где возникает замещение удовлетворения реальных потребностей новой сверхценной потребностью в аддиктивном агенте, то есть, в нашем случае – потребностью к доступу в виртуальное пространство, позволяющему в иллюзорно-виртуальном ключе разрешать конфликты, избегать проблем, компенсировать дефицит общения и т.д. (Пережогин Л.О., Вострокнутов Н.В., 2009).

Далее, следует учитывать, что, по всей видимости, существуют две большие группы, объединяемые под общим термином интернет-аддикций. Первая группа – многопрофильные аддикции (интернет-геймеры, покупатели, сексоголики), при которых компьютер и интернет используются лишь как средства доступа к основному аддиктивному агенту – азартной игре, шопингу, порнографии и др.

Для аддиктов второй группы характерно пристрастие к кибер-отношениям, перегруженности информацией, кибер-исследованиям, хакерству, к созданию вредоносных программ. Как правило, аддикты второго порядка используют компьютер и возможности сети для бегства от реальных проблем и в целях гиперкомпенсации (например, в случае физических недостатков, непризнания окружающих, низкой самооценки) или других более серьёзных проблем (Young K.S., 1998; Griffits M., 1998).

Основные признаки интернет-зависимости следующие:

  • чрезмерное, немотивированное время работы в сети, не обусловленное профессиональной, научной или иной социальной деятельностью;
  • фокусирование интересов в сфере компьютерных технологий и резкое сужение круга всех остальных интересов;
  • избирательное изменение эмоциональности в ситуации вовлечённости в виртуальное пространство и утрата эмоциональности при включении в реальную ситуацию;
  • использование возможностей интернета как преобладающего средства коммуникации;
  • создание и эксплуатация виртуальных образов крайне далеких от реальных характеристик;
  • влечение к созданию вредоносных программ (без какой-либо цели);
  • субъективно воспринимаемая невозможность обходиться без работы в сети.

Скорость формирования признаков интернет-зависимости, по данным многочисленных исследований, весьма высокая – 25% аддиктов приобретают зависимость в течение полугода после начала работы в интернете, 58% – в течение второго полугодия, а 17% – вскоре по прошествии года (Young K.S., 1998).

Наиболее часто встречающиеся психопатологические проявления интернет-зависимости следующие:

  • базовый синдром зависимости, который повторяет уже перечисленные признаки сформированной интернет-зависимости, но может и включать такие дополнительные признаки, как: навязчивые мысли и образы виртуальных объектов, компьютерных действий; появление тревожно-депрессивных реакций при ограничении компьютерного времени; в случае подавления желания к виртуальной активности – ощущение нарастающей усталости и сонливости;
  • синдром измененного сознания (при поглощённости компьютерной деятельностью);
  • депрессивный синдром;
  • астенический синдром (Урсу А.В., Худяков А.В., 2009).

2    Распространённость

О распространённости интернет-зависимости в пределах от 1% до 5% населения сообщают K.S. Young (1998), M. Griffits (2000). Считается, что данному виду зависимости более подвержены гуманитарии и люди, не имеющие высшего образования, нежели специалисты по компьютерным сетям.

Наиболее уязвимый контингент – это старшие школьники, среди которых распространённость признаков, указывающих на возможную интернет-аддикцию, в некоторых регионах составляет до 38% (Kim K., Ryn E., Chon M.Y. et al.,2005).

3    Вредные последствия

Из отрицательных последствий формирования интернет-зависимости выявлены следующие.

Физические симптомы:

  • синдром карпального канала (туннельное поражение нервных стволов руки, связанное с длительным перенапряжением мышц);
  • сухость в глазах;
  • головные боли по типу мигрени;
  • боли в спине;
  • нерегулярное питание, пропуск приёмов пищи;
  • пренебрежение личной гигиеной;
  • расстройства сна, изменение режима сна (Orzack M., 1998).

Социально-психологические отклонения:

  • депривация у родных и близких в связи с изменением поведения зависимого;
  • стрессы у родителей и стойкие внутрисемейные конфликты по этому же поводу;
  • академическая неуспеваемость и конфликты с учителями;
  • высокая частота случаев смены мест учёбы при конфликтных ситуациях;
  • неприятие и конфликты с соучениками;
  • экстернатное обучение;
  • отвержение сверстниками;
  • давление компьютерной субкультуры;
  • вовлечённость в виртуальную группу с принятием и разделением её ценностей, языка, отличительных знаков.

Отклонения возрастного психического развития у подростков:

  • проявление задержанного развития с личностным инфантилизмом;
  • расстройства идентификации (ролевой, половой, самоидентификации);
  • нереалистичность и недифференцированность представлений о себе и своём месте в жизни;
  • искажённая (чаще – заниженная) самооценка;
  • расстройства привязанности;
  • синдром дефицита внимания и гиперактивности (в основном его вариант, связанный с дефицитарностью внимания);
  • оппозиционно-вызывающие расстройства поведения (Пережогин Л.О., Вострокнутов Н.В., 2009).

Следует иметь в виду, что интернет-зависимость, как и другие химические и нехимические зависимости, могут переходить одна в другую и сосуществовать в различных комбинациях.

Интенсивное использование интернет-коммуникаций многократно повышает вероятность подобного сочетания (Егоров А.Ю., 2007).

4    Социальный ущерб

Современная ситуация в сфере распространения киберэкстремизма и кибертерроризма расставляют несколько иные приоритеты в сфере интернет-зависимости. Зависимые лица здесь являются наиболее уязвимой группой для атак киберэкстремистов и кибертеррористов, предпринимаемых, во-первых — для того чтобы добиться нужного им общественного резонанса, а во-вторых – с целью вербовки своих последователей среди постоянных пользователей сети. Это не составляет особого труда, поскольку, как уже было сказано, интернет-зависимые лица обладают универсальным аддиктивным потенциалом и склонностью к «накапливанию» аддикций.

Далее, такого рода постоянные пользователи социальных сетей могут выступать (сами того не желая) в качестве резонансной группы поддержки манипулятивным экстремистским и сектантским технологиям, распространяя соответствующие сообщения и комментарии к ним среди весьма многочисленных партнеров по сети.

Ещё один серьезный аспект данной проблемы состоит в том, что из группы интернет-зависимых лиц легче всего вербуются будущие киберэкстремисты, хакеры и взломщики компьютерных сетей, работающие на нелегальные экстремистские организации и их террористические отряды.

5    Механизмы вовлечения

Ведущим механизмом вовлечения в интернет-зависимость, по мнению многих исследователей, является почти «идеальное» соотношение личностных особенностей интернет-зависимых лиц, нереализованных потребностей, присущих таким личностям и тех практически неограниченных возможностей к самореализации, которые даёт виртуальное пространство.

Так, при исследовании интернет-аддиктов выяснилось, что доминирующей в данной группе лиц была потребность в близком, доверительном общении. Однако при этом они не имели достаточной социальной смелости для установления такого рода отношений с окружающими людьми в реальном мире. Интернет-аддикты, в своём большинстве, – это люди низко адаптированные и застенчивые, их самооценка существенно ниже, чем в среднестатистических группах населения, сопоставимых по возрасту.

Интернет-пространство для таких личностей – идеальное место для удовлетворения их нереализованных, «заблокированных» потребностей в поддержке, одобрении, общении, в силу чего у интернет-аддиктов весьма часто возникают иррациональные убеждения следующего типа: «интернет – единственное место, где меня уважают», «никто не любит меня вне интернета», «интернет – мой единственный друг» и т.д.

Таким образом, виртуальная реальность выполняет для интернет-аддиктов функции адаптации и компенсации, что, в свою очередь, дополнительно стимулирует процесс перемещения активности аддикта из рамок повседневной жизни в жизнь виртуальную (Егоров А.Ю., 2007).

6    Социальное противодействие

Вопросы организованного противодействия распространению интернет-зависимости разработаны недостаточно. Данное обстоятельство, по-видимому, связано с относительно непродолжительным «проблемным стажем», имеющимся у рассматриваемого типа психологической зависимости.

Основными институтами, оказывающими профессиональную помощь семьям, где есть дети (подростки, молодые люди) с признаками интернет-зависимости, являются центры психологического и семейного консультирования.

Профилактические рекомендации, выдаваемые в этих центрах, сводятся к необходимости установления достаточно жёсткого контроля компьютерного времени детей и подростков со стороны их родителей. Кроме того, родители обучаются навыкам предупреждения активных протестных и негативных реакций в ответ на введение жёстких ограничений, практике составления соответствующего «семейного договора».

В последние годы разрабатываются специальные коррекционные программы для детей и подростков с признаками интернет-зависимости, предусматривающие прохождение ряда последовательных терапевтических этапов. Обычно к прохождению такого рода программ привлекаются как дети, так и их родители. То есть имеет место вариант семейной терапии, что существенно повышает эффективность реабилитационного процесса (Пережогин Л.О., Вострокнутов Н.В.).

7    Общая оценка эффективности

Оценка эффективности противодействия распространению патологического пристрастия к азартным играм, интернет-зависимости в Республике Казахстан и бывших союзных республиках учитывает:

наличие:

  • государственных решений о запрете деятельности любых организаций, реализующих практику азартных игр в крупных городах и населённых пунктах, за исключением специально оговоренных зон, где такая практика возможна на легальной основе;
  • законодательства, предусматривающего уголовное преследование за нелегальную организацию азартных игр;
  • специальных ведомств и подразделений в органах государственной власти, отвечающих за выполнение вышеназванных решений и законодательных положений;
  • свободного доступа к информации о негативных последствиях вовлечения в игровую зависимость;
  • свободного доступа к государственным и частным лечебным организациям, консультативным центрам, с возможностью получения профессиональной консультативной, психотерапевтической и комплексной помощи;

дефицит:

  • научно-обоснованных и доказательно эффективных технологий первичной и специализированной помощи лицам с признаками формирования игромании и интернет-зависимости, находящимся на разных стадиях данного процесса;
  • соответствующих специалистов, кабинетов и подразделений, действующих в системе государственного здравоохранения и специализирующихся по профилю игровой и интернет-зависимости;

отсутствие:

  • технологий и действующей системы мониторинга рисков и фактов вовлечения в игровую зависимость и интернет-зависимость среди наиболее уязвимых групп населения;
  • технологий и действующей системы эффективной первичной профилактики вовлечения в игроманию и интернет-зависимость;
  • разработанной, научно-обоснованной концепции и стратегии мультисекторального противодействия распространению данной социальной эпидемии;
  • разработанной системы мониторинга эффективности противодействующих усилий в целом и по каждому направлению в отдельности.

Таким образом, речь идёт лишь о первом уровне контроля над социальной эпидемией патологического пристрастия к азартным играм и интернет-зависимости, когда точные данные о её распространении неизвестны, а противодействующие усилия по их ассортименту, масштабу и эффективности явно недостаточны.

8    Инновационные подходы

В течение 2001-2011 гг. научным коллективом РНПЦ МСПН были разработаны стратегии и технологии эффективного противодействия распространению социальных эпидемий, в частности – эпидемии патологического пристрастия к азартным играм, интернет-зависимости. Особенностью данного подхода является максимальное вовлечение социально-гуманитарного сектора РК (система среднего и высшего образования, система здравоохранения), в наибольшей степени подготовленного к внедрению разработанных и апробированных технологических инноваций и обладающих необходимым набором специалистов – штатных психологов, психотерапевтов, социальных работников. А также то обстоятельство, что предлагаемые диагностические, профилактические и лечебно-реабилитационные технологии (оригинальные и заимствованные) полностью доказали свою состоятельность в корректных исследованиях и экспериментах.

Основным идеологическим стрежнем данной стратегии является функциональная концепция психологического здоровья со следующими характеристиками:

— базисные категории данной концепции – индивидуальное и социальное психологическое здоровье – выстраиваются по принципу антагонистической взаимозависимости с рисками вовлечения в наиболее деструктивные социальные эпидемии, включая эпидемию патологического пристрастия к азартным играм, интернет-зависимости;

— предельно-прагматическая ориентация обеспечивается тем обстоятельством, что в фокусе внимания данной концепции находятся зависимые переменные (т.е. психологические характеристики, на которые можно воздействовать в краткосрочной и среднесрочной перспективе), которые и представляют наиболее существенные факторы риска вовлечения населения в деструктивные процессы, в том числе – патологическое пристрастие к азартным играм, интернет-зависимость;

— данные психологические характеристики – определённые свойства психики индивида, высокий уровень развития которых эффективно препятствует, а низкий – способствует вовлечению в социальные эпидемии в условиях агрессивной среды, – чётко идентифицированы с помощью известных психологических терминов и определений, измеряемых апробированными тестами и методиками, имеют статистически достоверный и выраженный антагонистический характер по отношению к доказанным рискам и фактам вовлечения в химическую и деструктивную психологическую зависимость.

Таким образом, с точки зрения данной концепции, психологическое здоровье (в функциональном значении данного термина), способность к эффективной самоорганизации, обеспечивающая устойчивость и адекватную адаптацию человека в агрессивной среде.

В ходе проведения масштабных эпидемиологических, экспериментально-психологических и клинических исследований (Катков А.Л., 2001; Катков А.Л., Россинский Ю.А., 2003; Катков А.Л., Россинский Ю.А., 2004; Бохан Н.А., Катков А.Л., Россинский Ю.А., 2005) нами были идентифицированы следующие личностные свойства, высокий уровень развития которых обеспечивал устойчивость в агрессивной среде:

  • полноценное завершение личностной идентификации;
  • наличие позитивного (идентификационного) жизненного сценария;
  • сформированность навыков свободного и ответственного выбора;
  • сформированность внутреннего локуса контроля;
  • наличие психологических ресурсов, необходимых для реализации позитивного жизненного сценария;
  • наличие адекватной информированности об агентах, агрессивных и деструктивных по отношению к основным жизненным сценариям.

Далее был выявлен универсальный алгоритм формирования полноценной психологической устойчивости к агрессивным влияниям среды, являющийся сквозным стержнем соответствующих профилактических и лечебно-реабилитационных программ:

  • фаза полноценного развития первичного комплекса личностных свойств, обеспечивающего адекватную поведенческую реакцию на информацию о вреде аддиктивного поведения по отношению к основным жизненным сценариям, а также успешное прохождение следующих этапов цикла;
  • фаза реального конфликта основного (идентификационного) жизненного сценария с дивидендами конкурирующих деструктивных сценариев;
  • фаза нейтрализации деструктивных сценариев с полной или частичной редукцией мотивации к реализации данных сценариев;
  • фаза реализации позитивного жизненного сценария с конструктивным типом взаимодействия (адекватная защита, ассертивные способы реагирования) с агрессивной средой.

Также были обозначены основные типы формирования полноценной психологической устойчивости, проработаны условия их эффективной реализации:

  • нормативно-эволюционный (реализуется при условии конструктивного прохождения жизненных кризисов индивидом по Э. Эриксону);
  • форсировано-эволюционный (реализуется при условии активного использования адекватных первично-профилактических и превентивных технологий);
  • реабилитационный (реализуется при активном использовании психотерапевтических, тренинговых и иных развивающих технологий в рамках соответствующих реабилитационных программ).

Основным организационным стрежнем стратегии эффективного противодействия социальным эпидемиям в социально-гуманитарном секторе является мета-модель социальной психотерапии (Катков А.Л., 2002, 2004, 2010). В рамках данной модели предполагается эффективное взаимодействие четырёх профессиональных кластеров: 1) кабинетов первичной медико-санитарной помощи (ПМСП); 2) аддиктологической — наркологической помощи; 3) психолого-психотерапевтической помощи; 4) учреждений с саногенными функциями (центра здоровья, здорового образа жизни), — обеспечивающих полноценный охват и высокое качество оказываемой профессиональной помощи лицам с высокими рисками и признаками вовлечения в социальные эпидемии, в том числе – эпидемию патологического пристрастия к азартным играм, интернет-зависимости. Главным звеном в данной конструкции является 5-этапная модель аддиктологической помощи наиболее уязвимым группам населения с рисками и признаками вовлечения в химическую и деструктивную психологическую зависимость. При этом предполагается организация следующих этапов профильной помощи:

    • этап первично-профилактической аддиктологической помощи;
    • этап первичной аддиктологической помощи;
    • этап амбулаторного лечения и реабилитации;
    • этап стационарного лечения и реабилитации;
    • этап противорецидивной и поддерживающей терапии.

Следует специально отметить, что наиболее важный этап первично-профилактической аддиктологической помощи реализуется в системе среднего и высшего образования. Основными специалистами здесь являются подготовленные школьные психологи и социальные педагоги, взаимодействующие со специальной группой сотрудников соответствующего регионального аддиктологического (наркологического) центра, ответственных за реализацию данного этапа аддиктологической помощи. Основными организационными мероприятиями здесь должны быть:

1) разработка и утверждение соответствующего образовательного стандарта, предусматривающего выделение специальных занятий (часов в школьной программе) по диагностике и коррекции рисков вовлечения в основные социальные эпидемии среди учащихся;

2) разработка, утверждение и введение в обращение специального документа – договора между администрацией учебного заведения и родителями учащегося об их согласии на меры, повышающие безопасность последнего в плане снижения рисков вовлечения в социальные эпидемии (наркомании, алкоголизм, токсикомании, деструктивные секты, экстремистские организации, игромании, интернет-зависимость и др.) В данном договоре должна предусматриваться возможность психологического тестирования учащегося на предмет определения уровней психологического здоровья – устойчивости к вовлечению в деструктивные социальные эпидемии, что существенно повышает эффективность последующих коррекционных воздействий. При этом специально оговариваются два важных обстоятельства: речь ни в коем случае не идёт об установлении какого-либо медицинского диагноза – такое действие категорически исключается; любая информация о результатах тестирования является конфиденциальной и может быть представлена лишь родителям учащегося по их просьбе, при соответствующих пояснениях и комментариях специалиста – школьного психолога. Далее, отдельным пунктом данного договора должна оговариваться возможность участия родителей учащегося в специальной программе «Семья и школа вместе» (FAST), направленной на гармонизацию семейных отношений родители-дети;

3) оснащение образовательного учреждения компьютерными программами по определению уровней психологического здоровья – устойчивости к вовлечению в социальные эпидемии, в том числе – эпидемии патологического пристрастия к азартным играм, интернет-зависимости;

4) обучение специалистов – школьных психологов и социальных педагогов диагностике уровней психологического здоровья-устойчивости с использованием специальных компьютерных программ; эффективной коррекции рисков вовлечения в деструктивные социальные эпидемии детей, подростков, учащейся молодежи; профессиональной работе с семьями учащихся в рамках программы «Семья и школа вместе» (FAST).

Следует отметить, что реализация первого из вышеназванных пунктов предусмотрена утвержденной Научно-технической программой Министерства здравоохранения Республики Казахстан (МЗ РК) «Эффективная профилактика распространения социальных эпидемий (наркозависимости, экстремизма, терроризма, вовлечения в криминальные сообщества, деструктивные секты, игромании) в Республике Казахстан» со сроком реализации в 2011-2013 гг. Реализация 3-го и 4-го пунктов предусмотрена Государственной программой развития здравоохранения РК «Саламатты Казахстан» на 2011-2015 гг.

Таким образом, в ближайшие годы в Республике Казахстан предусматривается реализация следующих ключевых позиций в сфере эффективной первичной профилактики распространения социальных эпидемий:

  • проведение постоянного мониторинга уровней устойчивости населения к вовлечению в основные социальные эпидемии, включая игромании и интернет-зависимость;
  • эффективная и масштабная диагностика факторов повышенного риска (зависимых переменных) в различных возрастных группах населения с использованием специальных диагностических инструментов;
  • реформирование института школьных психологов, социальных педагогов (включая расширение программ подготовки данных специалистов и утверждение обновлённого стандарта их профессиональной деятельности);
  • проведение масштабной и эффективной консультативной, тренинговой, психотерапевтической работы с учащимися с целью повышения уровней психологического здоровья-устойчивости к вовлечению в деструктивные социальные эпидемии;
  • формирование устойчивого и конструктивного взаимодействия «семья — школа» в рамках постоянно действующей программы «Семья и школа вместе» (FAST), развитие института семейной психотерапии и консультирования;
  • масштабная целенаправленная работа по коррекции семейных отношений в системе родители — дети, гармонизации данных отношений и эффективной коррекции рисков формирования химической и деструктивной психологической зависимости у детей и подростков из дисфункциональных семей.

Что же касается следующих 4-х этапов аддиктологической помощи (первичной аддиктологической помощи; амбулаторной, стационарной реабилитации; противорецидивной поддерживающей терапии), то их успешная организация и реализация связаны с введением в действие приказа МЗ РК «Об утверждении стандарта организации наркологической помощи», что предусмотрено Постановлением Правительства Республики Казахстан от 27 мая 2009 г. № 784 «О Программе борьбы с наркоманией и наркобизнесом в Республике Казахстан на 2009-2011 годы». В рамках данных стандартов предполагается существенное расширение сферы компетенции действующей системы наркологической помощи в РК с включением в сферу услуг оказание специальной помощи лицам с деструктивной психологической зависимостью (вовлечение в деструктивные секты, экстремистские организации, игромании, интернет-зависимость), а также – организация 4-х секторальной и 5-этапной помощи населению с высокими рисками и признаками вовлечения в социальные эпидемии.

Таким образом, к концу 2015 года в Республике Казахстан предполагается завершение формирования уникальной по своим возможностям и эффективности системы противодействия распространению социальных эпидемий, реализуемой в социально-гуманитарном секторе.

9    Технологии эффективной профилактики

Первично-профилактическая помощь лицам с интернет-зависимостью предлагает поэтапное использование следующих технологических блоков:

  • специальные диагностические технологии;
  • тренинговые технологии;
  • практика индивидуального и семейного аддиктологического консультирования;
  • технология «FASTсемья и школа вместе»;
  • экспресс-психотерапия начальных признаков формирования интернет-зависимости.

При этом на диагностическом этапе: 1) определяются уровни психологического здоровья-устойчивости к вовлечению в деструктивные социальные эпидемии, в том числе – интеренет-зависимость; 2) дифференцируются основные группы с признаками интернет-аддикции: интернет-геймеры, покупатели, сексоголики, которые используют технические возможности компьютера, интернета как средства доступа к основному аддиктивному агенту – азартной игре, шопингу, порнографии и др. (в отношении данной группы проводится весь комплекс первично-профилактических мероприятий, обозначенных в предыдущем пункте); интернет-аддикты с формирующимся пристрастием к кибер-отношениям, перегруженностью информацией, кибер-исследованиям, хакерству, созданию вредоносных программ и др.

Ключевым признаком принадлежности ко второй группе формирующихся интернет-аддиктов является использование компьютера и возможностей сети для ухода от реальных проблем и в целях гиперкомпенсации (обычно – в случае непризнания окружающих, низкой самооценки, наличия коммуникативных проблем, физических недостатков и др.); 3) оценивается степень вовлечённости в интернет-зависимость: обычное увлечение с высокой степенью социализации, наличие признаков формирующейся зависимости; выраженные признаки интернет-зависимости.

Целевой группой для технологического блока первично-профилактической помощи, описанном в данном разделе, являются дети и подростки с низким уровнем психологического здоровья-устойчивости к вовлечению в социальные эпидемии (в том числе интернет-зависимость), а также – вторая группа интернет-аддиктов с начальными признаками вовлечения в зависимость. Лицам с выраженными признаками интернет-зависимости рекомендуется прохождение следующих этапов аддиктологичекой помощи.

Ниже приводится краткое описание каждой из используемых на данном этапе аддиктологической помощи технологий.

 

 

Предыдущая — Следующая >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>