Агрессивное поведение как проявление психологической защиты | Интеллектуальное и творческое развитие детей
Интеллектуальное и творческое развитие детей

Агрессивное поведение как проявление психологической защиты

На главную Педагогически трудные дети Агрессивные дети Агрессивное поведение как проявление психологической защиты
Агрессивное поведение как проявление психологической защиты
Педагогически трудные дети — Агрессивные дети
Агрессивное поведение в ряде случаев может выступать как проявление работы защитных механизмов и служить сигналом интенсификации психологической защиты. Как определяет это понятие словарь, «психологическая защита — специальная регулятивная система стабилизации личности, направленная на устранение или сведения до минимума чувства тревоги, связанного с осознанием конфликта». Функцией психологической защиты является «ограждение» сферы сознания от негативных, травмирующих личность, переживаний. Таким образом, и само агрессивное поведение может быть защитным, и механизмы психологической защиты могут активизироваться для оправдания агрессивного поведения. В то же время работа зрелых видов психологической защиты может предотвратить или уменьшить интенсивность агрессивных проявлений.

Пока поступающая извне информация не расходится со сложившимся у человека представлением об окружающем мире, о себе, человек не испытывает дискомфорта. Но как только намечается какое-либо расхождение, перед человеком встает проблема: либо изменить идеальное представление о самом себе, либо каким-то образом переработать информацию. Именно при выборе последней стратегии начинают действовать механизмы психологической защиты. Психологическая защита определяется субъективной значимостью события для человека. В традиционном понимании психологической защиты ее основной чертой является интраличностная локализация. С. Л. Рубинштейн говорил, что внешние причины действуют через внутренние условия, и внешнее воздействие дает тот или иной психический эффект, лишь преломляясь через психическое состояние субъекта, через сложившийся у него строй мыслей и чувств. Человек нуждается в гарантах неизменности своего «Я». По мнению Р. М. Грановской, с накоплением жизненного опыта у человека формируется специальная система, которая ограждает человека от информации, нарушающей его внутреннее равновесие, — система защитных психологических барьеров (Грановская Р. М., 1997). Однако психологические механизмы при защите могут иметь более сложные конструкции.

По мнению Э. Киршбаума и А. Еремеевой, психологическая защита является не нормальным, а необычным способом разрешения ситуации и психологической регуляции поведения (Киршбаум Э. и Еремеева А., 2000). Данный способ применяется в ситуациях затруднения или некой невозможности, и, следовательно, психологическая защита инициируется исключительными, острыми ситуациями. По мнению этих авторов, главная задача психологической защиты — устранение психологического дискомфорта, а не реальное решение ситуации.

Общая черта всех видов психологической защиты в том, что судить о ней можно только по косвенным проявлениям. Осознаются субъектом только некоторые из воздействующих на него стимулов, прошедшие через так называемый «фильтр значимости» (Бассин Ф. В., 1971) , а отражается на поведении и многое из того, что было воспринято неосознаваемым образом. Когда человек получил неприятную информацию, отреагировать он на нее может различными способами. Он может уменьшить значимость информации, отрицать факты, которые другим кажется совершенно очевидными или забыть «неудобную» информацию. Психологическая защита является важной регулятивной системой стабилизации личности. По мнению Л. И. Анцыферовой, психологическая защита интенсифицируется тогда, когда при попытке преобразить травмирующую ситуацию все ресурсы и резервы оказываются почти исчерпанными. Тогда в поведении человека центральное место занимает саморегуляция и человек отказывается от конструктивной деятельности (Анциферова Л. И., 1994). О действии психологической защиты можно говорить тогда, когда, например, вместо выявления причин проблемной ситуации человек начинает искать «виновного» и продумывает способы отмщения.

Теории психологической защиты

Изначально исследование механизмов психологической защиты осуществлялось в рамках психоанализа. Впервые термин «защита» появился в 1894 году в работе 3. Фрейда «Защитные нейропсихозы» и был использован в ряде его последующих работ для описания борьбы «Я» против болезненных или невыносимых мыслей и аффектов. Во фрейдизме психологическая защита была истолкована исходя из примата бессознательного, инстинктивного, главным образом сексуального начала, которое в результате столкновения с защитными механизмами сознательного «Я» подвергается различным преобразованиям (вытеснение, сублимация и т. д.). С точки зрения психоанализа, возможно, вытеснение используется главным образом при борьбе с сексуальными желаниями, тогда как другие способы могут быть более пригодными для борьбы против инстинктивных импульсов. Эти другие способы лишь завершают то, что оставило несделанным вытеснение, или имеют дело с нежелательными мыслями, возвращающимися в сознание при неудавшемся вытеснении. А. Фрейд указывала, что каждый защитный механизм вначале формируется для овладения конкретными инстинктивными побуждениями и связан, т. о. с конкретной фазой детского развития. Возможно, что до расщепления на «Я» и «Оно» и до формирования «Сверх-Я» психический аппарат использует разные способы защиты из числа тех, которыми он пользуется уже после достижения этих стадий организации. По мнению А. Фрейд, защитные механизмы вытеснения и сублимации могут быть использованы относительно поздно в процессе развития, тогда как время использования проекции зависят от принятой теоретической точки зрения. Такие процессы, как регрессия, по-видимому, не зависят от стадии, достигнутой психической структурой, и являются столь же древними, как сами инстинкты, или «по меньшей мере столь же древними, как конфликт между инстинктивными импульсами и любыми препятствиями, с которыми они могут встретиться на пути к удовлетворению». По мнению А. Фрейд, источником защитных процессов на ранней стадии развития являются защитные физиологические рефлексы. Психологическая защита — это идеаторная форма первичных сенсомоторных актов, выполняющих защитную функцию. А. Фрейд приводит следующие предположительные этапы развития защиты;

• предстадия защиты — конец первого года жизни;

• проекция и интроекция — от одного года до двух лет;

• реактивное образование и сублимация — от трех до пяти лет.

Можно сделать предположение, что в случае нормального развития личности ребенка наблюдается определенная гетерохронность функционирования конкретных видов психологической защиты. Так, например, проекция и отрицание играют решающую роль в раннем детстве, причем влияние отрицания сказывается в более раннем возрастном периоде. Идентификация включается при сформированном сознании с участием вербально-логического мышления. В отличие от отрицания и проекции, формирование зрелой формы идентификации возможно при наличии модели, снятой со значимого другого. Поэтому очень важно в детстве и в подростковый период общение с более старшими людьми. Дефицит или отсутствие такого общения может привести к недоразвитию этого вида защиты и, как следствие, к большей выраженности примитивных форм защиты. С. Р. Мадди, сравнивая различные теории психологической защиты, отмечал, что большинство связывают психологическую защиту с чувством тревоги, которая могла бы возникнуть из-за боязни наказания, чувства вины или понижения самооценки. Основы такой тревоги лежат в конфликтных детско-родительских отношениях. Р. А. Зачепицкий также указывал, что неправильное воспитание (полное удовлетворение всех потребностей или воспитание в духе полных запретов) подавляет поисковую активность и определяет в дальнейшем пассивно-оборонительные формы защиты. В настоящее время большинство психологов, изучающих проблему психологической защиты, разделяют мнение о том, что защитное поведение индивида зависит от того, сумел ли он на определенных этапах онтогенеза реализовать свои базисные потребности, или они были блокированы.

В. Ф. Бассин отмечал, что основным недостатком трактовки психологической защиты в психоанализе является рассмотрение ее как средства предотвращения клинических последствий конфликта между «Я» и «бессознательного». Взгляд В. Ф. Бассина на природу возникновения психологической защиты отличается от взгляда Ю. С. Савенко, который считал, что защитные механизмы возникают в процессе самоактуализации в ситуациях, осложняющих этот процесс, и Ф. Е. Василюка, который говорил о включении психологической защиты в «ситуациях невозможности». По мнению Ф. В. Бассина, психологическая защита является нормальным механизмом, который служит для предупреждения расстройств поведения не только в рамках конфликта между осознаваемым и неосознаваемым, но и в рамках конфликта между разными эмоционально окрашенными установками. Он предлагает рассматривать психологическую защиту как «специфическое преобразование системы установок». Эта система включает отношения субъекта к самому себе и к окружающему миру и выражается в форме оценок, намерений, влечений, истолкований. Это преобразование возникает как реакция на психическую травму и нейтрализует тягостные эмоциональные переживания. В результате восприятие окружающего изменяется, и значимость психической травмы снижается. Такое толкование психологической защиты представляется нам весьма обоснованным, и мы на него также ориентировались в своей работе.

Э. А. Костандов предложил интересное и убедительное представление физиологического компонента психологической защиты. Он считает, что отрицательные эмоциональные переживания формируют устойчивую рефлекторную связь в коре головного мозга. Она повышает пороги чувствительности и тормозит сигналы, связанные с отрицательно значимыми событиями, препятствуя их осознанию. Временные связи между неосознаваемыми стимулами могут запечатлеваться в долговременной памяти. Э. А. Костандов признает существование в мозге «чувствительного механизма, реагирующего на физически очень слабые, но психологически для данной личности весьма значимые раздражители» (Костандов Э. А., 1978). Несмотря на то, что эти раздражители не осознаются человеком, они могут вызывать у него вегетативные реакции, приводящие к изменению психологического и физиологического состояний. В то же время, как нам представляется, рассматривая это «бессознательное», может быть, следует учитывать, что когда-то, в предшествующей деятельности, оно могло осознаваться с разной степенью глубины. Отсюда и механизмы психологической защиты даже у подростков одного возраста часто проявляются по-разному. Кроме того, несмотря на то, что механизмы развиваются в области бессознательного, их использование не остается полностью неосознаваемым. Многим людям удается различать свои типичные защитные стратегии при помощи психотерапевта или путем собственного жизненного опыта.

В экспериментах было показано, что мозг даже у полностью бодрствующего человека способен изменить порог восприятия: все зависит от того, важна ли для него получаемая информация или нет. Испытуемым предлагалось опознать и как можно быстрее отреагировать на ряд слов, предъявляемых в написанном виде с помощью тахистоскопа. Среди слов были слова-табу (бранные, неприличные) и нейтральные. Было отмечено, что слово-табу распознавалось труднее, чем нейтральное слово, хотя в них одинаковое количество букв и их общая структура сходна. Можно предположить, что некоторые слова просто менее употребительны и потому воспринимаются труднее, чем другие. Исходя из этих позиций, трудно объяснить явную физиологическую реакцию: учащение ритма сердца, капельки пота, изменение кожно-гальвани-ческой реакции. У некоторых испытуемых эти слова узнаются намного раньше, чем другие. Это явно говорит о наличии в мозге какою-то механизма защиты.

В. К. Мягер предлагает делать различие между нормальной защитой, профилактической, постоянно присутствующей в нашей повседневной жизни и патологической защитой.

До сих пор не существует единого мнения по поводу общего числа механизмов защиты (оно колеблется от 10 до 23).

Наряду с внутриличностными защитами выделяются также межличностные защиты. Интересное рассмотрение видов психологических защит (эго-защит) предложили Р. Плут-чик, X. Келлерман, X. Р. Конте (Плутчик Р., Келлерман X., Конте Х.Р., 1979). Рассмотрев всю историю развития видов психологических защит, обнаружили, что, несмотря на особую важность теории психологической защиты, существует мало попыток дать теоретическую базу для понимания некоторых особенностей, которые они установили, работая над теориями психологической защиты. Эти авторы установили, что существуют связи между определенными видами психологической защиты; существуют также отношения между видами психологической защиты и определенными эмоциями. Эти отношения способствуют приспособлению индивида к окружающей среде, способствуют разрешению эмоциональных конфликтов.

Некоторые авторы указывают на связь видов защиты и личностных характеристик, которая представлена в таблице 1.

Таблица 1

Взаимосвязи личностных черт, эмоций и механизмов защиты

Эмоция

Черта личности

Защитный процесс

Страх

Застенчивость

Вытеснение

Уверенность в себе

Самонадеянность

Отрицание

Удивление

Наивность

Регрессия

Гнев

Агрессивность

Замещение

Уныние

Депрессивность

Компенсация

Восторг

Ж из нерадостность

Реактивное образование

Отвращение

Подозрительность

Проекция

Удовлетворение

Контролирование

Рационализация

Плутчик, Келлерман и Конте предложили строить модель механизмов защиты, основываясь на модели эмоций, предложенной Плутчиком. Он предложил модель из 4 пар биполярных эмоций, которые являются основными: страх-гнев, веселость-печаль, принятие-отвращение и надежда-удивление. Он предполагает, что все остальные эмоции — лишь смесь базисных. Плутчик, Келлерман и Конте полагают, что базисные эмоции связаны с отдельными защитными механизмами, в свою очередь зависящими от некоторых личностных черт. Эти авторы предположили, что индивид с сильными характеристиками личности имеет тенденцию выбирать определенные защитные механизмы.

Далее авторы предположили, что, так же как и среди эмоций, среди видов психологической защиты существует лишь небольшое число базисных защитных механизмов и что различные другие механизмы являются либо разными названиями одних и тех же, либо комбинацией базисных.

На основании экспериментальных данных эти авторы делают несколько выводов:

• конкретные виды психологической защиты служат для уменьшения тревожных чувств, связанных с определенными эмоциями;

• существует 8 основных защитных механизмов, которые служат для уменьшения тревожности, связанной с 8 основными эмоциями;

• среди 8 основных видов психологической защиты есть виды сходные между собой, а есть противоположные;

• главные диагностические личностные типы производятся от особых защитных стилей;

• для уменьшения тревожности, устранения конфликта индивид может использовать любую комбинацию защитных механизмов.

Плутчик считает, что в течение жизни индивид сталкивается с большим числом ситуаций, которые вызывают определенные эмоциональные состояния, такие, как гнев, страх, уныние и т. д. Довольно часто выражение эмоционального состояния создает дальнейший конфликт и дополнительную опасность. Результатом является то, что ребенок развивает защитные стратегии, которые представляют косвенные пути разрешения эмоциональных конфликтов. Однако специфические защитные стратегии развиваются в зависимости от специфических эмоций, вовлеченных в конфликт. Замещение, например, представляет защитный механизм, применяемый для разрешения конфликта, связанного с эмоцией гнева. Проекция — для совладания с чувством самоотвержения. Аналогичную идею высказывают Э. Киршбаум и А. Еремеева, которые считают, что целью защиты является снятие остроты психологического переживания. При этом эмоциональная окраска ситуации всегда негативна, переживается как психологический дискомфорт. При использовании конкретной защитной техники происходит снятие негатива, некоторое облегчение. При переживании наступления облегчения при действии определенного защитной техники эта техника закрепляется как навык поведения. После этого аналогичные ситуации решаются аналогичным способом, и с каждым разом минимизируется расход энергии. Поскольку эта защитная техника приобрела тенденцию к самовоспроизводству и переносу на схожие ситуации и состояния, она начинает приобретать статус устойчивого образования. Таким образом, психологическая защита при нормальном формировании позволяет уменьшить агрессивные проявления. Но защитные техники, которые использует ребенок, могут сами по себе являться агрессивными, тогда агрессивное поведение закрепляется в качестве устойчивой бессознательной реакции.

Плутчик, Келлерман, Конте выделили 8 достаточно крупных видов психологической защиты, связанных с основными эмоциями:

• отрицание;

• компенсация;

• регрессия;

• проекция;

• реактивное образование;

• рационализация;

• вытеснение;

• замещение. По мнению этих авторов, защитные механизмы обладают

своими характеристиками. Виды защиты имеют особое словесное выражение. Далее приводятся характеристики, предложенные Плутчиком, Келлерманом и Конте, и то, как различные виды психологической защиты могут скрыть или трансформировать некоторое чувство или эмоцию. Ситуация такова: подростка достаточно обидно отчитал учитель за невыполнение задания (работа защиты идет с эмоцией гнева), вместо ответного агрессивного действия возможны следующие защитные реакции.

• Замещение — «Нападай на что-нибудь, что представляет это». Реакция: «Вон идет дочь учителя, надо поставить ей подножку».

• Проекция — «Порицай это». Реакция: «Мой учитель просто ненавидит меня», «Мы все не в восторге от нашего учителя».

• Компенсация — «Попытайся вновь приобрести это». Реакция: «Ничего, что я задание не выполнил, зато я вчера на спортивном соревновании победил».

• Идентификация — «Будь как это». Реакция: «По окончании школы я тоже буду учителем».

• Регрессия — «Плачь об этом или вернись к старому». Реакция: «Давайте подложим кнопку нашему учителю».

• Фантазия — «Мечтай об этом». Реакция: «Как было бы хорошо, если бы моего учителя уволили».

• Импульсивное поведение — «Делай что-нибудь». Реакция: «Я думаю, что угощу моего учителя яблоком».

• Вытеснение — «Не помни этого». Реакция: «Я попытаюсь быть любезным с ним».

• Интроекция — «Не признавайся, где ты получил это». Реакция: «Учитель сам мне никогда не помогал».

• Изоляция — «Не чувствуй этого». Реакция: «Мне только кажется, что я сердит на него или что-то вроде этого».

• Отрицание — «Не замечай этого». Реакция: «Я вовсе не сердит на него».

• Реактивное образование — «Переверни это». Реакция: «Я думаю, что он действительно великолепен».

• Интеллектуализация — «Переопредели это». Реакция: «Эта ситуация напоминает мне то, как Ницше сказал, что гнев — это онтологическая безысходность».

• Рационализация — «Оправдай себя». Реакция: «Он так сердится, потому что у него плохое настроение».

• Уничтожение содеянного — «Отмени это». Реакция: «Попробую поговорить с учителем».

• Сублимация — «Трансформируй это». Реакция: «Я собираюсь написать поэму о гневе».

Источник: Агрессия у детей и подростков: Учебное пособие / Под ред. Н. М. Платоновой. — СПб.: Речь, 2006.— 336 с.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>